logo mobil

18.04 Любавичский ребе Менахем-Мендл Шнеерсон (Писатель и учитель, Хасидский феминизм)

В 1943 году Ребе опубликовал «А-Йом Йом» — книжечку карманного формата с хасидскими изречениями на каждый день года. Несмотря на ее внешнюю скромность вскоре она стала настоящим руководством в духовной жизни каждого хасида

rebeПисатель и учитель. 1943 год.
В 1943 году Ребе опубликовал «А-Йом Йом» — книжечку карманного формата с хасидскими изречениями на каждый день года. Несмотря на ее внешнюю скромность вскоре она стала настоящим руководством в духовной жизни каждого хасида. В течение второй половины XX века вышли в свет более 200 томов эссе, посланий, писем и речей Ребе, посвященных разъяснению практически всех разделов Торы (громадного объема законов и знаний, накопленных евреями на протяжении 3300 лет изучения и исполнения заповедей Б-га, произнесенных на Синае).

Вначале мир услышал о Ребе как о крупном лидере и комментаторе, но не менее важную роль сыграли его революционная философия и отношение к жизни. Влияние его учения и легендарная преданность его последователей поразительны.

Впервые учение Ребе прозвучало на фарбренгене — «хасидском собрании», на котором он обратился к тысячам хасидов и другим людям самых разных убеждений.

Фарбренген мог продолжаться шесть, восемь и даже десять часов, и в, этом не было ничего необычного. Он состоял из сихос — «бесед», в коротких перерывах между которыми звучали песни и лехаим. После каждого фарбренгена группа избранных последователей повторяла и записывала речи Ребе. Многие из этих записей он впоследствии редактировал и снабжал комментариями — так собралось 39 томов «Ликутей сихос», которые стали становым хребтом учения Ребе.

Лидерство. 1950 год.
Утром в субботу 28 января 1950 года Шестой Любавичский Ребе Йосеф-Ицхок Шнеерсон ушел от нас на вечный покой.

Рабби Менахем-Мендл Шнеерсон был охвачен печалью. И месяцы спустя при каждом упоминании о тесте глаза его наполнялись слезами. Будучи естественным наследником, он все же решительно отказался принять на себя обязанности «Ребе». Прошел целый год, прежде чем он уступил просьбам, звучавшим со всех уголков мира, и официально принял на себя лидерство в ХАБАДе.

С самого начала было ясно, что он собирается продолжать работу, начатую тестем, чтобы дотянуться до каждого еврея, как бы далеко географически и духовно он ни был, и заключить его в братские объятия.

7 февраля, ровно через десять дней после кончины Ребе Йосефа-Ицхока, Ребе назначил раввина Михоела Липскера своим шалиахом (посланником) к евреям Марокко.
Из беседы Ребе с учеником летом 1962 года: «Пятого Ребе ХАБАДа, рабби Шолома-Дова-Бера спросили однажды: "Кто такой хасид?" Ребе ответил: "Хасид - это фонарщик. Фонарщик ходит по улицам, несет огонь на конце длинной палки и зажигает фонари один за другим. Он знает, что не добавляет фонарю ничего такого, чего у того нет, - он только выявляет его способность давать свет".

"А что, если фонарь в пустыне?" - спросил ученик.
"Тогда ты должен пойти и зажечь его. И когда ты зажжешь фонарь в пустыне, она больше не будет пустыней".
"А что, если фонарь -в море?"
"Тогда ты должен броситься в море, добраться до фонаря и зажечь его".
"Но, Ребе, я не вижу фонаря!"
"Потому что ты не фонарщик".
"А как стать фонарщиком?"
"Очистись, и ты увидишь фонарь внутри ближнего"».
Институт шлихус — посланников, несомненно, наиболее революционный вклад Ребе в жизнь современных евреев. Не будет преувеличением сказать, что во второй половине XX века это нововведение изменило лицо иудаизма.

Этот замысел одновременно и прост, и глубок. Ребе хотел дотянуться до каждого еврея на земле, чтобы внушить ему высокое чувство долга перед иудаизмом и осознание необходимости принести искупление миру. Но дотянуться до каждого еврея — задача для одного человека технически невыполнимая. И вот он созвал целую армию молодых мужчин и женщин и сказал им: «Я наделяю вас полномочиями действовать от моего имени. Когда вы уедете отсюда — в Нью-Джерси или на Аляску, в Белу-Оризонти или в Челябинск — это будет так, как будто я сам туда поехал и сам даю там уроки, обеспечиваю кошерность кухни или веду пасхальный сейдер».

Шлихус — юридическая концепция Торы, в соответствии с которой один человек может поручить другому выполнять что-либо вместо себя. Ребе взял эту идею Торы и сделал ее призванием и образом жизни десятков, а затем сотен и тысяч молодых семей.

Ребе не позволял своим шлухим такой роскоши, как бездумное подчинение его указаниям, наоборот, настоял, чтобы их программы и вся деятельность являлись результатом их собственных усилий и наклонностей, потребностей и условий окружения. Ребе — уникальный тип руководителя, который мог построить свою работу так, чтобы каждый шалиах в полной мере сознавал, что его или ее действия являются расширением личности самого Ребе, и это давало им силы побеждать непреодолимые в других обстоятельствах трудности, встречавшиеся на пути.

Ребе ощущал со шлухим особое родство. Кода в 1988 году не стало ребецн, в первую очередь он велел «известить [наших] детей, шлухим». И прежде чем покинуть свой офис в тот мартовский день 1992 года, когда его свалил инсульт, он привел в порядок свой письменный стол, на котором обычно лежали стопки книг и бумаг, оставив на его чистой поверхности только трехтомный альбом с фотографиями своих шлухим.

17 января 1951 года Ребе принял на себя руководство движением ХАБАД-Любавич и произнес традиционный маамар (речь об учении хасидизма) на собрании, посвященном первой годовщине кончины его тестя. На этом собрании он сказал: «Здесь, в Америке, людям нравится, когда делают "заявления", желательно провокационные и шокирующие. Я не знаю, хорошо ли это, но, как говорили наши мудрецы, "когда придешь в город, поступай согласно его обычаям".

Три любви — любовь к Б-гу, любовь к Торе и любовь к ближнему — едины. Невозможно отличить одну от другой, ибо сущность их одна. А если в сущности это одно и то же, то каждая из них совмещает в себя все три.

Вот наше "заявление": если ты видишь человека, который любит Б-га, но у него нет любви к Торе и любви к ближнему, ты должен сказать ему о том, что и его любовь к Б-гу неполна. Если ты видишь человека, который любит только своего ближнего, ты должен приложить все силы, чтобы он полюбил Тору и Б-га, его любовь к ближнему не должна выражаться только в том, что он даст хлеба голодному и воды жаждущему — он должен стать ближе к Торе и Б-гу.

Когда эти три любви у нас станут как одна, мы, наконец, достигнем Искупления. Ибо поскольку это последнее изгнание вызвано отсутствием братской любви, окончательное и немедленное искупление будет достигнуто через любовь к ближнему».

На этом собрании Ребе заявил о том, что станет красной нитью его учения и деятельности. На нашем поколении лежит обязанность заставить плодоносить каждую цель творения. Эту обязанность учение хасидизма определяет как «создание жилища для Б-га в физическом мире». Наше поколение, сказал Ребе, должно возвестить миру Эпоху Мошиаха — эру добра и совершенства, которая является конечной целью тысячелетних усилий человека, и привести к свету тот Б-жественный образ, по которому и был создан человек.

Хасидский феминизм. 1953 год.
В 1953 году Ребе основал Lubavitch Women's Organization — Организацию любавичских женщин, открыв революционную главу в истории еврейских женщин вообще и хасидских в частности. Намеренно отходя от устоявшейся тенденции давать еврейское образование только мужчинам и мальчикам, Ребе в равной мере адресовал свое учение обоим полам, добиваясь, чтобы женщины наравне с мужчинами исполняли обязанность изучать Тору, овладевать ее эзотерической «душой» и таким образом познавать Б-га, воспитывать в себе любовь к Б-гу и благоговение перед Ним.

Из выступления Ребе осенью 1989 года: «От природы мужчина наделен большей агрессивностью, чем женщина. Назначение этого качества - обеспечить осуществление главной функции мужчины в жизни как "покорителя" материального мира с целью превращения его в дом Б-га. Из этого не следует, что женщина не участвует в преобразовании "внешнего" мира. В дополнение к ее основной роли носительницы духа благочестия внутри себя, в своем доме и в обществе ее влияние распространяется далеко за эти пределы. И когда она выходит за эти пределы, она делает это со свойственными ей женственностью, достоинством и благородством».

Когда на борьбу с ассимиляцией он отправлял молодые супружеские пары, то знал, что вести эту борьбу жена будет бок о бок с мужем, общаясь с евреями и знакомя их с наследием народа. Когда он посылал студентов иешив ХАБАДа на улицы, чтобы надевать на еврейских мужчин тфилин, молодых женщин он посылал в супермаркеты, школы и больницы раздавать еврейским женщинам субботние свечи. При этом он настаивал, чтобы хасидские женщины соблюдали цниус (скромность) в одежде и поведении, что было отличительной чертой еврейской женщины во все времена.

«Феминизм» в общепринятом смысле этого слова для 1953 года идея не новая, хотя его главные достижения все еще вопрос будущего. Разные версии феминизма традиционно отвергали роль женщины, которая существует в пределах проблем внутри дома, и призывали к борьбе с господством мужчин в «общественной», социальной, экономической и политической областях. Подход Ребе уникален тем, что революционером в таком смысле он не был. Напротив, он был горячим защитником традиционной роли женщины как главной опоры дома, утверждая, что Создатель отвел мужчинам и женщинам разные роли сообразно их специфическим наклонностям и качествам. Ребе говорил, что для женщины отвергать свою природную женственность, стремясь реализоваться в мужской роли, означает лишать себя ценнейшего потенциала и места его реализации.

Ребе осуществлял свою «революцию», возвращая людей к традиции. Ссылаясь на учения Кабалы и хасидизма, он доказывал, что роль женщины важна, как и роль мужчины, иногда и важней. Он аргументированно доказывал: предписываемая Торой роль женщины включает и создает «внешние» причины для развития способностей женщины, которые полностью согласуются с традиционным идеалом: «Величие дочери царя — у нее внутри» (Теилим, 45:14).

Женщина, говорил Ребе, тоже должна стремиться преобразовать мир в «дом Б-жий». Но она должна делать это с характерной для нее женственностью: не как «покорительница», а как воспитательница, не «превращая тьму в свет», а проявляя Б-жественное сияние, скрытое в каждом Б-жьем создании.

Технологии. 1960 год.
Вечером в субботу 31 января 1960 года нью-йоркская радиостанция WIVD начала вешание новой еженедельный программы — в эфире зазвучал урок хасидской Тании (основополагающий мистико-философский труд хасидизма).

Готовила эту передачу группа учеников Ребе, а ее главным редактором был он сам. Он же был ее спонсором. Когда группа представила Ребе первый сценарий программы, он вернул его, снабдив замечаниями и комментариями, присовокупив 100 долларов в качестве платы за эфир.

Из выступлений Ребе зимой 1966 года: «Наши мудрецы говорили: "Все, что Б-г создал, создано во славу Его". Это применимо и к научным открытиям последних лет: их назначение -добавить славы путем использования их для святых дел, для Торы, для заповедей... Использование радио для изучения Торы создает особые удобства. Если даже человек не очень настроен идти в школу и присутствовать на уроке или он включил радио просто для того, чтоб послушать что-нибудь, слова Торы дойдут до него. Более того, даже там, где нет людей, которые услышали бы эти слова, и даже нет радиоприемника, слова эти все равно проникнут туда в процессе "распространения родников Б-жественной мудрости по всему миру"».

Слыша критику со стороны тех, кто считал, что радио и телевидение — это зло и святые слова Торы «загрязняются» при передаче их через техническое устройство, Ребе отвечал, цитируя фундаментальный принцип еврейской веры: все было создано Б-гом для того, чтобы служить Его цели творения. Человек, обладающий свободой выбора, мог бы использовать творения Б-га во зло, но его прямое назначение — открывать Б-жественную мудрость и доброту.

Хасиды Ребе не нуждались в дополнительных стимулах. В течение последующих четырех десятилетий они часто находились на переднем крае средств телекоммуникации, прилагая все силы для «распространения родников Б-жественной мудрости по всему миру».

В 1970 году, в 20-ю годовщину руководства Ребе, хасиды Лондона, Израиля и Мельбурна связались по телефону с штаб-квартирой Всемирной организации ХАБАД-Любавич в Нью-Йорке, чтобы принять участие в фарбренгене, который впервые транслировался в живом эфире. К этой передаче по телефону подключались все новые и новые местные организации — крупные центры стали выполнять роль узлов, к которым подключались более мелкие, донося слова Ребе до десятков мест и тысяч слушателей. Современному человеку этот замысел может показаться довольно простым, но технические средства, которые использовались для его осуществления в 1970 году, только что появились, была революционна и сама эта идея.

Дополнительные возможности дальнего вещания фарбренгена появились спустя 10 лет, когда стали доступны спутниковые и кабельные каналы телевидения, доносящие информацию до каждого дома и крупного центра движения ХАБАД.

В 1988 году, задолго до того как Интернет приобрел свою нынешнюю популярность, любавичский хасид, раввин Йосеф-Ицхок Казен занялся «распространением родников» через Фидонет, дискуссионную онлайновую сеть, несколько тысяч узлов которой раскинулись по всему миру. Ребе поддержал его начинание, и когда раби Казен в 1990 году спросил у него разрешения заложить начало присутствия ХАБАДа в Интернете, Ребе безоговорочно поддержал и эту идею.

Опубликовано в Еврейский календарь

Copyright © 2015 Еврейский Фонд Украины. Все права защищены. Разработка сайта : Dreamix.com.ua    Карта сайта